Добавил Lana 
10 августа 2009 г.
Смотрели сегодня 1 раз, за неделю 1 раз,
всего 2938 раз
У этой фотографии есть варианты
Это место в разное время
1925
1924-1927
раньше                позже
Линки на фотографию
URL (эл. почта): 
сайты, блоги: 
Выбрав нужный вариант, скопируйте и вставьте HTML-код, приведенный выше. Код меняется в зависимости от вашего выбора.

 
240x169
500x352
800x563

Красная площадь. Женский батальон смерти

Вручение Знамени женскому "Батальону смерти", уходящему на фронт.
Июнь 1917.

Женский батальон смерти должен был стать оружием пропаганды, но стал ее жертвой. Эта тема "сбоку" старой Москвы, но мнение властей по данному вопросу можно прочитать здесь http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=773121

Фотографию лучшего качества предоставил(а) пользователь nigol.
Мы считаем, что снимок сделан в 1917 году (направление съемки — северо-запад)
5 Комментариев
Taksistka  сказал 13 августа 2009, 02:27

Однако счастье и на этот раз оказалось недолгим. В мае 1912 года Бука арестовали и сослали под гласный надзор полиции в самый отдаленный даже от сибирских благ цивилизации якутский поселок Амга. Считается, что Бочкарева отправилась с ним по своей воле. Но вскоре стало очевидно, что ссылка может оказаться бессрочной. Янкель Бук даже на краю света продолжал воровать, и никакой надежды на возвращение в обжитые места у Марии уже не оставалось. Вырваться из Амги она попыталась, рассказав полиции о еще неизвестных властям преступлениях Бука, но смогла уехать лишь после начала мировой войны. В ноябре 1914 года она обратилась к командиру расквартированного в Томске батальона с просьбой записать ее в солдаты. Тот отказал, но в шутку посоветовал испросить разрешения императора. Читавшая с трудом и не умевшая писать Бочкарева уговорила кого-то составить телеграмму и потратила на нее последние деньги. К всеобщему удивлению, из Санкт-Петербурга было получено высочайшее согласие на ее вступление в армию стрелком. Ранения, награды и приглашение Родзянко в столицу революционной России были потом. Надежда и опора По всей видимости, Родзянко осознал свой просчет в первые же дни пребывания унтер-офицера Бочкаревой в столице. Малограмотная грубая баба с уголовным шлейфом мало подходила на роль спасительницы России. К тому же мечты самой Бочкаревой не шли дальше формирования чисто женских воинских частей, что, надо полагать, стало следствием полной тягот и лишений жизни в мужской компании в окопах. Чтобы не потерять лицо, опытный политик решил сплавить свою протеже менее искушенному в делах Александру Керенскому, только что назначенному военным министром. Свежая идея, вокруг которой можно было создать большую шумиху, пришлась Керенскому по душе. В стране уже формировались добровольческие части, названные "ударными батальонами смерти". А женщины-добровольцы, отправляющиеся с оружием в окопы, одним этим должны были устыдить мужчин и заставить дезертиров вернуться на фронт. "Керенский,— рассказывала потом Бочкарева (ее рассказы были записаны в 1918 году и изданы в Англии и США годом позже),— слушал с явным нетерпением. Было очевидно, что он уже принял решение по этому делу. Сомневался лишь в одном: смогу ли я сохранить в этом батальоне высокий моральный дух и нравственность. Керенский сказал, что разрешит мне начать формирование немедленно, если я возьму на себя ответственность за поведение и репутацию девушек. Я дала обещание, и дело было решено. Тут же мне были предоставлены полномочия на формирование воинской части под наименованием "Первый русский женский Батальон смерти". Все казалось таким невероятным. То, что лишь несколько дней назад представлялось чистой фантазией, теперь принято и одобрено высочайшим начальством как реальная политика. Я была вне себя от радости. Когда Керенский провожал меня до дверей, взгляд его остановился на генерале Половцеве. Он попросил его оказать мне любую необходимую помощь. Я чуть не задохнулась от счастья". Керенский воодушевился настолько, что решил отправить с первым батальоном собственную жену. Для газет женский батальон мгновенно стал излюбленной темой, хотя не все газетчики сразу уяснили, кто такая Бочкарева и откуда она взялась. "В Петрограде,— сообщало "Русское слово" в июне 1917 года,— образовался женский союз помощи родине, ставящий своей целью активную защиту родины на фронте. Главная его задача — образование женских батальонов смерти, которые дадут присягу в первых рядах наступать против врага. Во главе организации стоит жена солдата-крестьянина Бочкарева. В течение нынешней войны Бочкарева принимала участие в нескольких боях, шесть раз была ранена и за выдающиеся боевые подвиги награждена солдатским Георгиевским крестом. А. Ф. Керенский уже утвердил устав женского союза помощи родине и разрешил формировать батальон... Женщинам-солдатам будет отведено специальное помещение. После подготовки их к бою первая рота будет отправлена на фронт в передовую линию. На фронте женская рота смерти будет совершенно изолирована от остальной армии. Все работы как в обозе, так и в канцелярии будут совершаться самими женщинами. Командование также поручено им. Командиром первой роты назначена Бочкарева... С первым отрядом женщин выезжает в качестве сестры милосердия жена военного министра О. А. Керенская, которая дала обязательство в случае необходимости оставаться все время в окопах".

Taksistka  сказал 13 августа 2009, 02:29

90 лет назад, в 1917 году, в Петрограде началось формирование женского батальона смерти. Попытку поднять дух армии с помощью женщин-добровольцев изучал обозреватель "Власти" Евгений Жирнов. Просто Мария Когда в феврале 1917 года исчезли два самых чтимых в России элемента власти — царь и кнут, никто из организаторов переворота почему-то не задумался о том, что случится в стране после исчезновения старого аппарата принуждения. Собственно, ничего странного в этом не было. Вне зависимости от сословной принадлежности русские люди, как обычно, массово предавались мечтам. Аристократы и высшее чиновничество тешили себя иллюзиями, что после изгнания из Зимнего дворца ненавистной им императорской четы воцарится новый монарх и жизнь войдет в прежнее русло. Крупные предприниматели мечтали об установлении полного контроля над всем и вся. А политизированная интеллигенция грезила о светлом демократическом будущем высокодуховного русского народа. Трудящиеся массы тоже не стояли в стороне от всероссийского мечтательного процесса, но в отличие от дворянско-буржуазных слоев свои конкретные чаяния пытались тут же воплощать в жизнь. Крестьяне спали и видели передел земли, лесов и вод в свою пользу и потому весной 1917 года начали первые пробные захваты чужой собственности. Пролетарии мечтали о солидных заработках и, почувствовав полную безнаказанность, стали выдвигать работодателям неисполнимые требования. Точно так же вели себя трудящиеся, призванные в армию. Они мечтали о мире и, не дожидаясь окончания войны, отправлялись по домам. А те, кто все-таки оставался в своих полках, стали голосованием на митингах или в полковых, батальонных и ротных комитетах решать, выполнять приказы командиров или нет. Такого разброда в рядах защитников Отечества не наблюдалось, наверное, со Смутного времени, и потому элита Российской республики начала грезить о чуде. К примеру, о появлении героев, которые, как Минин и Пожарский, поведут народ на борьбу с германскими ордами. Но вместо новых героев появлялись только новые дезертиры. Пытаясь исправить ситуацию, на фронт отправлялись политики, чтобы личным присутствием в окопах и речами воодушевить солдат. В большинстве случаев для гостей из столицы устраивали прием, в программу которого обязательно входили поездка в окопы и встреча с солдатами-героями. Председателю IV Государственной думы Михаилу Родзянко представили постоянную участницу подобных шоу — единственную женщину в боевых частях унтер-офицера Марию Бочкареву. Она не годилась на роль гражданина Минина или князя Пожарского, но, как показалось Родзянко, после соответствующей подготовки награжденную Георгиевскими крестами и медалями героиню можно объявить "русской Жанной Д`Арк". Будущая спасительница Отечества получила предложение приехать в Петроград. Надо признать, что женщину, столь не похожую на "Орлеанскую деву", в России нужно было еще поискать. Сходство двух героинь начиналось и заканчивалось на том, что обе происходили из небогатых крестьянских семей. На исходе XIX века из-за отсутствия земли семья Марии Фролковой, как в девичестве именовалась Бочкарева, даже перебралась из Новгородской губернии в Сибирь. Но свой жизненный путь героини видели абсолютно по-разному. Жанна Д`Арк, если верить летописцам, глубоко веровала в бога, свое божественное предназначение, в суде оспорила навязанную ей родителями помолвку и время от времени творила, на радость своим последователям, чудеса. Марию Фролкову в числе истово верующих никто не замечал. Да и на брак она имела воззрения, отличные от "Орлеанской девы". Не дожидаясь родительского благословения, она бросилась в объятия поручика Василия Лазового, но оказалась опозоренной и брошенной. Не принесло счастья и официальное замужество, случившееся в 1905 году. Афанасий Бочкарев оказался пьяницей, и Мария вскоре решила от него уйти. Но в дореволюционные времена без разрешения законного супруга женщина не могла получить никаких документов и, соответственно, начать полноценную самостоятельную жизнь. Так что, не имея состоятельных и влиятельных родственников, она нередко оказывалась на панели. Мария Бочкарева утверждала, что она лишь прислуживала хозяйке публичного дома. Но, видимо, во время этой работы нашла себе нового спутника жизни — Янкеля Бука, зарабатывавшего на хлеб насущный разбоем и воровством. Солидные накопления позволили Буку обзавестись легальным бизнесом. Он открыл мясную лавку, где за прилавком стояла Мария.

Lana  сказал 13 августа 2009, 10:17

Уважаемая taksistks, мне кажется, статья Евгения Жирова написана несколько пренебрежительно как к вопросу в целом, так и к позиции политиков того времени. Принцип "нам с высот истории виднее, а вы, тогдашние политики, просто дураки" не дает современному читателю понять как все было на самом деле. Почему-то в статье совсем не берется в расчет, что эти женщины могли испытывать патриотические чувства так же как и мужчины. И наконец, пример этих "батальонов смерти" привел на фронт ВОВ многих женщин. Это уже не у кого не вызывает иронии, а приравнивается к героизму. Я по многом не согласна с позицией автора, хотя и привела ссылку на его публикацию. А что думаете Вы по этому вопросу?

alexradonez  сказал 22 февраля 2013, 13:26

Совершенно с Вами согласен.Статья из серии "а знаете ли вы?".

Danushka  сказал 22 февраля 2013, 13:17

Добавлен вариант.