Добавил slawa 
10 июня 2009 г.
Смотрели сегодня 1 раз, за неделю 3 раза,
всего 2976 раз
Это место в разное время
1951
1951-1952
раньше                позже
Линки на фотографию
URL (эл. почта): 
сайты, блоги: 
Выбрав нужный вариант, скопируйте и вставьте HTML-код, приведенный выше. Код меняется в зависимости от вашего выбора.

 
240x181
500x377
800x603

Улица Серафимовича

Мы считаем, что снимок сделан между 1950-1955 годами (направление съемки — северо-запад)
8 Комментариев
shchipok  сказал 10 июня 2009, 21:48

Прелюбопытная подробность - всего одна дама покидает вход/выход универмага (дверь слева), зато сколько народу клубится у входа в "Гастроном" (дверь справа). Не иначе как скоро конец обеденного перерыва у продавцов, и распахнутся с минуты на минуту двери этого магазина, который не только занимал почти весь первый этаж, но ещё имел торговый зальчик в подвальном этаже (там были секции "Мясо" и "Рыба").

shchipok  сказал 12 июня 2009, 21:36

Мне кажется, что одеяния людей явно послевоенные. Предлагаю сузить предложенную датировку (1940-1960 - уж больно она наобумно размашистая) до "Конец 1940-гг. - начало 1950-х гг."

kosta  сказал 17 марта 2010, 15:57

Уважаемые модераторы, косвенным подтверждением предлагаемому сужению временной датировки снимка, является наличие Т-образных телевизионных антенн на крышах Дома (см. комментарии к снимку http://www.oldmos.ru/photo/view/16084). Предлагаю датировку 1950-1955.

kosta  сказал 14 декабря 2009, 14:00
Комментируемый фрагмент

Да, действительно, время близиться к 14.00! Обеденный перерыв в гастраноме был с 13 до 14, а в универсаме с 14 до 15. (Это я как бывший житель квартиры с отмеченным на фото балконе подтверждаю:). И вид этой очереди до боли знаком! )

playmobil сказал 25 ноября 2009, 00:22

В Москве до конца 1944 года соблюдался режим светомаскировки.Окна должны быть оклеены крест-накрест.

shchipok  сказал 25 ноября 2009, 01:38

Светомаскировка и наклеивание бумажных полос на оконные стёкла - это "две большие разницы". Устроить светомаскировку значило занавесить окна в ОСВЕЩЁННОЙ комнате в ТЁМНОЕ время суток каким-либо светонепроницаемым материалом. В нашей комнате в коммунальной квартире в Замоскворечье, где я провёл все военные годы (и где дожил до 1977 г.), была типичная/массовая для тех времён светомаскировка - рулон очень плотной бумаги чёрного цвета во всю ширину окна с «перехлёстом», который сворачивался в направлении потолка, когда в нём миновала надобность (в светлое время суток). Были и варианты - очень часто окна занавешивались при наступлении темноты (чтобы свет из комнаты не проникал наружу) любыми "подручными средствами" (например, одеялами или очень плотными шторами). А вот бумажные полосы на стёклах не имели ничего общего со светомаскировкой. Более того, никакой "обязаловки" в их наклеивании не было. Это была т.н. народная придумка, чтобы при разрушении стёкол взрывной волной минимизировать хоть как-то количество осколков, которые могли стать причиной тяжёлых (иногда смертельных) травм. Воздушная тревога объявлялась иногда по нескольку раз в день, и каждый раз после "отбоя" (т.е. после объявления о том, что воздушная тревога миновала), двоюродный дядюшка моей мамы звонил ей по телефону, чтобы убедиться в том, что мама и я живы-здоровы, и в очередной раз заклинал её находиться в комнате во время тревоги в таком месте, где осколки стекла не могли бы нас настичь - дело в том, что он работал хирургом в госпитале и почти после каждого авианалёта к нему поступали люди, раненные разбитым стеклом. Когда в июле 1941-ого начались бомбёжки Москвы, моя мама носила меня (почти годовалого) в строившуюся тогда станцию метро "Павелецкая-радиальная" у вокзала (преодолевая расстояние более километра). Слов нет, станция метро была хорошим бомбоубежищем. Но после отбоя надо было подниматься на поверхность по лестнице, потому что никаких эскалаторов ещё не было в строящейся станции, а это не было «мёдом» для маминого больного сердца. Затем в подвале нашего пятиэтажного кирпичного дома 1928 года постройки устроили бомбоубежище. Мама вспоминала, что теснотища там была жуткая (ведь там собирались жильцы не только нашего дома, и соседних одно-двуэтажных домиков старой постройки, включая дом №26 по 1-ому Щиповскому переулку, который всё-таки снесли недавно вместо того, чтобы организовать в нём давно запланированный музей Андрея Тарковского). Кроме тесноты-духоты было там и много подозрительно кашляющей ребятни, и мама испугалась возможной инфекции вроде скарлатины, коклюша и т.п. Вот почему она перестала спускаться в бомбоубежище, рассудив резонно, что при прямом попадании бомбы в дом спасения никому в подвале не будет (ведь перекрытия этажей деревянные), а если бомба шлёпнется совсем даже рядом на улице, то кирпичные стены толщиной 80 см на уровне нашего первого этажа обязательно выстоят, а от осколков выбитого окна можно уберечься в «мертвой зоне» у комнатной стены РЯДОМ с окном. Жизнь доказала правильность маминого способа пережидать авианалёты – на наш весьма индустриализованный район много сбрасывалась всякого взрывчатого (как и зажигательного), и стекла разлетались не единожды, а вот осколков было сравнительно немного – полосы газетной бумаги, наклеенные на оконные стёкла (не обязательно «крест-накрест») удерживали на себе мелкие фрагменты. Поэтому отсутствие бумажных наклеек на окнах свидетельствует о том, что этот снимок сделан в послевоенные годы.

kosta  сказал 14 декабря 2009, 14:07
Комментируемый фрагмент

Верхнюю временную границу снимка можно смело понизить до 1955 года (основание: датировка снимков http://www.oldmos.ru/photo/view/3349 и http://www.oldmos.ru/photo/view/3395 и разница в уличных фонарях)

Hamovnik сказал 09 октября 2012, 14:12

Какой универмаг был в 80-х!!!Все только лучшее - и доступно по сравнению с ГУМом!