Форум > Восток > Ухтомcкая улица и окрестности

Для общения на форуме Вам необходимо авторизироваться, для этого воспользуйтесь формой сверху экрана. Если Вы еще не зарегистрированы, то вам сюда.
shurup

17 фев., в 01:00
Всего сообщений: 537
# 101
ИОНИНСКАЯ УЛИЦА
Рензяев Иван Макарович, 48 л., Воронежская обл., Заметчинский р-н, д. Чудное, русский, б/п, депо Москва-пассажирская Ленинской ж.д.: машинист. Адрес: Ионинская ул., д.4, кв. 5. Рассстрелян 17.08.1937. Место захоронения: Бутово.

КНЯЖНИНА УЛИЦА
Кавенчинский Станислав Павлович, 48 л., г. Варшава, поляк, б/п, поликлиника им. Дзержинского в г.Москве: лекпом. Адрес: ул. Княжнина, д.16, кв. 1. Рассстрелян 10.06.1938. Место захоронения: Бутово.

КУДРЯШЁВСКИЙ ПЕРЕУЛОК
Клейман Исаак Самуилович, 40 л., г. Мелитополь, еврей, б/п, ревизор-инспектор Правления Торгбанка СССР. Адрес: Кудряшевский пер., д.6, кв. 21. Рассстрелян 27.04.1938. Место захоронения: Коммунарка.

ЛЕФОРТОВСКИЙ ВАЛ
Скворцов Николай Григорьевич, 59 л., Московская губ., Бронницкий уезд, дер. Буняково, русский, б/п, священник Знаменской церкви г. Перово. Адрес: ул. Лефортовский вал, д.6, кв. 3. Рассстрелян 27.09.1937. Место захоронения: Бутово.
Габбасов Хай Мардашевич, 27 л., Башкирская АССР, Чекмагушский р-н, дер. Ново-Дюмеево, татарин, член ВКП(б) с 1928, ответств.редактор технического журнала "Тауэше техникас" ("Техника массам"). Адрес: Лефортовский вал, 7-2-27. Рассстрелян 21.08.1933. Место захоронения: Ваганьковское кладбище.
Лобэ (Лобе) Эмиль Иванович, 36 л., в Венденском уезде Лифляндской губ., латыш, б/п (ранее примыкал к анархистам), на момент ареста находился в распоряжении Наркомата тяжелой промышленности СССР. Адрес: ул.Лефортовский Вал, д.7, корп.12, кв.564 другой адрес: Кропоткинский пер, д.31/16, кв.31. Рассстрелян 2.11.1937. Место захоронения: Донское.
Жерник Павел Иванович, 41 г., Холмская губ., Черакская вол., Томашевский уезд, с. Наброж, поляк, член ВКП(б) с 1929, Подольский механический завод: начальник экспериментальной мастерской. Адрес: Лефортовский вал, д.7а. Рассстрелян 15.12.1937. Место захоронения: Бутово.
Цалихин Михаил Наумович, 34 г., Латвия, г. Двинск, еврей, б/п, завод № 230 в г. Москве: старший лаборант. Адрес: ул. Лефортовский вал, д.7а, корп. 3, кв. 24. Рассстрелян 28.02.1938. Место захоронения: Бутово.
Боксберг Владимир Петрович, 29 л., БССР, Высочанский р-н, д. Заворг, латыш, б/п, студент 4-го курса рабфака инженерно-экономического института. Адрес: Лефортовский вал, д.7а, корп. 3, кв. 24 (обжежитие). Рассстрелян 28.05.1938. Место захоронения: Бутово.
Гайдарь Афанасий Федорович, 66 л., Харьковская обл., Семеновский р-н, с. Гриньки, украинец, б/п, Метрострой: рабочий шахты № 57. Адрес: Лефортовский вал, д.12, общежитие Метростроя, барак 3. Рассстрелян 27.06.1938. Место захоронения: Бутово.
Карпунин Даниил Артемьевич, 50 л., Саратовская обл., Малосердобинский р-н, с. Демкино, мордвин, б/п, шахта № 57 Метростроя: проходчик. Адрес: Лефортовский вал, д.12, общежитие Метростроя, барак № 2. Рассстрелян 10.07.1938. Место захоронения: Бутово.
Сопликов Иван Иванович, 33 г., Зап. обл., Хвостовический р-н, с. Бояновичи, русский, член ВКП(б) до 1936, шахта № 57 Метростроя: бригадир по земляным работам. Адрес: Лефортовский вал, д.12, общежитие Метростроя, барак № 3. Рассстрелян 1.07.1938. Место захоронения: Бутово.
Пучков Александр Тимофеевич, 27 л., Тамбовская обл., Ржаксинский р-н, с. Перевоз, русский, б/п, милиционер 82-го отделения милиции Москвы. Адрес: ул. Лефортовский Вал, д.18а, комн. 124. Рассстрелян 30.07.1941. Место захоронения: Коммунарка.

ЛЕФОРТОВСКИЙ СТУДГОРОДОК
Коттрель Георгий Николаевич, 21 г., г. Москвы, русский, б/п, студент Моск. механико-машиностроит. институт им. Баумана. Адрес: Лефортовский вал, студгородок № 6, кор. 3, ком. 214. Рассстрелян 25.03.1938. Место захоронения: Бутово.
Грудский Юдель Абрамович, 35 л., Литва, Ковенская губ., местечка Яново, еврей, б/п, студент рабфака Московского инженерно-экономического института (МИЭИТ). Адрес: Лефортовский студгородок, корп. 3, комн. 260. Рассстрелян 31.05.1938. Место захоронения: Бутово.
Загорулько Алексей Павлович, 39 л., в Киеве, украинец, член ВКП(б), профессор Всесоюзной промышленной академии. Адрес: Лефортово, студенческий городок № 6, д.7а, корп.1, кв.33-34. Рассстрелян 4.10.1936. Место захоронения: Донское.
 Цитировать
shurup

17 фев., в 01:03
Всего сообщений: 537
# 102
МИНИНСКИЙ ПЕРЕУЛОК
Рогов Федор Дмитриевич, 43 г., Ивановская обл., Гаврилово-Посадский р-н, с. Володятино, русский, член ВКП(б), зам. начальника Управления почтовой связи г.Москва. Адрес: Мининский пер., д.21, кв. 5. Рассстрелян 14.03.1938. Место захоронения: Коммунарка.

НАЛИЧНАЯ УЛИЦА
Арман Роберт Давыдович, 58 л., Латвия, Курляндская губ., латыш, б/п, трест зеленого строительства Краснопресненского р-на г.Москвы: садовник. Адрес: Наличная ул., д.1, кв. 15. Рассстрелян 4.06.1938. Место захоронения: Бутово.
Страутин-Цитрон Альберт Замелович, 41 г., в Митаве, латыш, член ВКП(б), научный сотрудник Музея керамики в пос.Кусково Московской обл. Адрес: ул.Наличная, д.3/13, кв.54. Рассстрелян 3.08.1937. Место захоронения: Донское.

1-Я СИНИЧКИНА УЛИЦА
Семион Петр Митрофанович, 21 г., г. Харбин, русский, б/п, механик ЦИАМ. Адрес: 1-я Синичкина ул., 4-7. Рассстрелян 19.04.1934. Место захоронения: Ваганьковское кладбище.

2-Я СИНИЧКИНА УЛИЦА
Звагул Альберт Яковлевич, 34 г., Латвия, Курляндская губ., Газенпотский уезд, усадьбы Пасхи, латыш, член ВКП(б), Латышский театр "Скатувэ": актер. Адрес: ул. 2-я Синичкина, д.1, кв. 1. Рассстрелян 5.02.1938. Место захоронения: Бутово.
Баранюк Никита Ефремович, 25 л., Киевская обл., Тальневский р-н, д. Майдонецкое, украинец, б/п, трест по строительству завода им. Сталина: штукатур. Адрес: 2-я Синичкина ул., д.3-а, бар. 3, ком. 9 (общежитие). Рассстрелян 11.12.1937. Место захоронения: Бутово.
Пекшев Семен Семенович, 61 г., Воронежская обл., Шехманский р-н, с. Тофино, русский, рабочий-грузчик Мосвинпрома. Адрес: 2-я Синичкина ул., д.5а, общежитие. Рассстрелян 28.02.1938. Место захоронения: Бутово.
Ремизов Григорий Васильевич, 26 л., Воронежская обл., Шехманский р-н, с. Тофино, русский, б/п, артель "Коопгрузчик": десятник по разгрузке вагонов. Адрес: 2-я Синичкина ул., д.5а, общежитие. Рассстрелян 28.02.1938. Место захоронения: Бутово.
Беляев Иван Афанасьевич, 32 г., Воронежская обл., Волчковский р-н, д. Рохманино, русский, Мосвинзавод: грузчик. Адрес: 2-я Синичкина ул., д.5а, общежитие. Рассстрелян 11.04.1938. Место захоронения: Бутово.
Новиков Федор Феофанович, 32 г., Воронежская обл., Волчковский р-н (бывш. Шехманского), с. Рохманино, русский, б/п, артель "Коопгрузчик": грузчик. Адрес: 2-я Синичкина ул. д.5а, общежитие. Рассстрелян 28.02.1938. Место захоронения: Бутово.
Будылин Федор Архипович, 58 л., Моск. обл., Ряжский р-н, с. Уланово, русский, б/п, Общество политкаторжан: сторож. Адрес: 2-я Синичкина ул., д.16, кв. 2. Рассстрелян 9.09.1937. Место захоронения: Бутово.
 Цитировать
shurup

17 фев., в 01:06
Всего сообщений: 537
# 103
СОЛДАТСКАЯ УЛИЦА
Рыбин Иван Николаевич, 35 л., Московская обл., Богородицкий р-н, дер. Черная Грязь, русский, б/п, дворник и истопник при Петропавловской церкви. Адрес: ул. Солдатская, д.4, кв. 1, сторожка церкви. Рассстрелян 21.10.1937. Место захоронения: Бутово.
Качановский Мариан Клементьевич, 40 л., Польша, г. Люблина, поляк, б/п, меховая база Мосторга: бухгалтер. Адрес: ул. Солдатская, д.18, кв. 1. Рассстрелян 4.07.1938. Место захоронения: Бутово.
Куликовский Константин Германович, 41 г., г. Москва, русский, б/п, Московский областной совет Осовиахима: начальник сектора дегазационных отрядов. Адрес: Солдатская ул., д.18, кв. 2. Рассстрелян 26.05.1938. Место захоронения: Бутово.

СОЛДАТСКИЙ ПЕРЕУЛОК
Елисеев Иван Андреевич, 69 л., Тамбовская обл., г. Кадома, русский, б/п, булочная № 34 г.Москвы: заведующий. Адрес: Солдатский пер., д.3, кв. 3. Рассстрелян 22.03.1938. Место захоронения: Бутово.
Жадкевич Михаил Владимирович, 45 л., Орловская губ., г. Брянск, русский, б/п, служащий Центропечати. Адрес: Лефортово, Солдатский пер., 13-3. Рассстрелян 28.10.1930. Место захоронения: Ваганьковское кладбище.

СТОРОЖЕВАЯ УЛИЦА
Филатов Василий Иванович, 56 л., Москва, Лефортово, Крюковка, б. фабрикант-домовладелец, б/п, без определённых занятий. Адрес: Лефортово, Сторожевая ул., 4а. Расстрелян 5.11.1937. Место захоронения: Бутово.

УХТОМСКАЯ УЛИЦА
Ершов Алексей Петрович, 30 л., г. Москва, русский, б/п, Вагоно-ремонтный завод им. Войтовича: зав. лабораторией. Адрес: Ухтомская ул., д.14, кв. 1. Рассстрелян 17.02.1938. Место захоронения: Бутово.
Надо дополнить, что домом 14 по Александро-Михайловской (Ухтомской) улице владел Ершов П.А. (ещё в 1925 году; там проживало всего 6 человек). Так что Ершов Алексей Петрович – явно чуждый элемент…



Странная мысль приходит в голову, когда смотришь на эти списки, на распределение точек на карте. Точки располагаются заметно гуще в тех местах, где построены новые дома. Кажется, что эти кирпичные многоэтажные дома строились именно для того, чтобы из них можно было проще и больше сажать… Будто жребий подбрасывали и он чаще попадал в людей именно там, где они гуще проживали.
 Цитировать
shurup

23 фев., в 21:41
Всего сообщений: 537
# 104
У меня нет данных, поэтому не могу сравнить число погибших с числом оставшихся в живых и прошедших через арест, «суд», отбывание наказания и последующую жизнь отсидевшего по 58-й статье Уголовного кодекса. Вероятно, вторых было больше.
Мне выпало общаться в течение нескольких лет с таким человеком. Формально он не был жителем нашей округи, но фактически жил тут. Его звали Василием Васильевичем, у него тоже отняли часть его жизни.



Он не имел диплома о высшем образовании, но природный ум позволил ему получить такое образование от жизни. Он всё прекрасно понимал, многое рассказывал. Потом стали выходить книги воспоминаний разных авторов, в которых в подробностях расписывались «прелести» Лубянки, лагерная жизнь – всё совпадало с его рассказами до буквы…
Я не буду приводить никаких подробностей. Это не тематика сайта. Но в качестве штрихов к нашей истории приведу два документа. Они говорят лучше всяких описаний.
 Цитировать
shurup

23 фев., в 21:46
Всего сообщений: 537
# 105
Вот справка об освобождении:

 Цитировать
shurup

23 фев., в 21:47
Всего сообщений: 537
# 106
 Цитировать
shurup

23 фев., в 21:49
Всего сообщений: 537
# 107
А вот документ, - совсем по Зощенко: «Что пардон, то пардон… ошибочка вышла…».



У многих репрессированных после реабилитации была одна беда: при аресте все документы изымались, а без них доказать трудовой стаж при достижении пенсионного возраста нельзя. Сколько же беготни ждало будущего пенсионера…
 Цитировать
shurup

21 апр., в 18:56
Всего сообщений: 537
# 108
Теперь – про другую семью, многочисленную семью Филатовых, жившую на протяжении многих десятилетий рядом с господским парком сельца Александровского, рядом с речкой Синичкой. на месте деревни Крюковки. В Советское время деревня Крюковка преобразовалась в улицу Крюковку, которая потом стала (и остаётся до сих пор) Сторожевой улицей.
Вот что пишет ув. RA3BF на нашем форуме (он до 1960 года жил на Крюковке).
«Я родился и вырос на ул. Крюковка в доме № 13 и в 1944 году пошел учиться в 430 школу. Она уже была в строю. Директором был Виктор Петрович Еремин. До 1955 года она была мужской средней школой № 430. Спортзала сначала не было, его достроили в 1953 году с помощью силами учеников старших классов.
Именно на месте будущей Крюковки в позапрошлом веке построили свою усадьбу Филатовы. В их доме я часто бывал. Василий Филатов был хозяином какой-то мастерской-заводика по всяким железкам. Его хозяйство было на той же стороне улицы, что и их дом, но подальше к Сортировке, почти напротив ворот на дровяной склад. Вот что я запомнил из разговоров в середине 40-50-х годов, с самими Филатовыми...
Княгиня Лонгинова выиграла в карты несколько крепостных в Тамбовской губернии и привезла их сюда. Они построились и занялись делом. Это были Филатовы. Их дома стояли, если употреблять послевоенные названия улиц, в конце Крюковки - начале Сторожевой (примерно там, где сейчас АТС). После революции почти вся семья подверглась преследованиям и репрессиям. Часть была сослана в Барабинск, кто-то оказался за 101 километром (г.Александров и др.). Дома их были заселены и после войны они в своём доме ютились в комнатках по 5-6 человек. С одним членом их семьи я учился в 430-й школе».

Часть этого рассказа, касающаяся семьи Филатовых, в общем, совпадает с изложенным в книге «Помню много…» Виктора Васильевича Филатова, сына Василия Ивановича Филатова, владельца фабрики жестяных изделий. Есть тут и неточность: фамилию «Филатовы» семья получила значительно позже переезда из Тамбовской губернии по имени своего предка Филата (Феофилакта) Илларионова, управляющего барским имением.
Его могила с благодарственной эпитафией за добросовестную службу была на Семёновском кладбище. Теперь там сквер и трамвайные пути, перенесённые с Семёновского вала:





Раньше трамвай ходил с другой стороны, по Семёновскому валу (план 1952 года):



Это фото примерно 1935 года:


 Цитировать
shurup

21 апр., в 19:03
Всего сообщений: 537
# 109
А вот рассказ Виктора Васильевича Филатова в интервью «Радио Свобода» 26 марта 2004 года:
«Мои родители происходят из крестьян, они были записаны крестьянами до советского времени. В начале 19 века генеральша Лонгинова выиграла в карты пять семей крепостных и привезла их в Москву. Все так и жили в большой деревне напротив Немецкого кладбища, на её земле.



Отец прадеда - Илларион, он завёл сына Филата, и все потом стали Филатовыми. Мой прадед работал в Большом театре на установке декораций. Так как мы были почти безземельные (только огороды), то это была его основная профессия. Дед работал в управе, в селе Выхино, куда входила наша деревня.
Старшая сестра отца вышла замуж за жестянщика Крюкова. Он по правилам того времени назывался фабрикантом, хотя у него на небольшой фабричке в Зарядье было меньше десяти рабочих. Моему отцу было 12 лет, когда сестра взяла его смотреть за рабочими. Он воспитывался там, а после смерти её мужа стал одним из технических руководителей, совладельцем. Фабрика жестяных изделий Филатова и Крюковой была переведена в новое здание, построенное рядом с нашим домом на Крюковке.
Во время Первой Империалистической войны они получили большой заказ от правительства на производство жестяных коробок для противогазов. Противогазные коробки на том же предприятии делали вплоть до войны 1941 года.
После революции мы были лишены продовольственных карточек. Я - самый младший. Нас пять человек было, остались без карточек, без денег, без родителей.
Единственное, что меня спасло, это то, что в доме отца оставили одну комнату за нашей семьей. На работу таких, как мы, государственные предприятия не принимали. Сестра ушла в артель, а брат был вынужден уехать в Свердловск, чтобы там поступить на государственную службу. Он получил специальность электрика-высоковольтника. Так бы все было нормально, но он в 1932 году вернулся в Москву, поступил работать на Московский электрозавод. А там, как тогда было принято, обязательно раскрывали вредительство, и моего брата подставили как одного из вредителей. Он был отправлен в Казахстан, в лагерь. Его направили на тракторную станцию, и он там работал электриком, будучи заключенным. В 1934 году заболел и очень быстро скончался.
Отец, который уже подвергался преследованиям, чтобы отвести опасность от семьи, специально развёлся с мамой, чтобы она могла сменить фамилию, и ушёл из дому.

[В книге В.В. Филатова описывается и эпизод, когда отец пытался застрелиться от безысходности].
Нашу маму в 1930 году в сентябре месяце выслали в Александров, потом там собралось слишком много репрессированных, и она переселилась в город Киржач. Уже под своей девичьей фамилией она вернулась в Москву в году 1936 и стала работать у знакомых домработницей. Прописалась в Москве как Митрофанова и жила в семье моей старшей сестры, которая вышла замуж и тоже изменила фамилию - с Филатовой на Егоренко, по мужу.
Отца арестовали и расстреляли в 1937 году в ноябре месяце.

[Он был расстрелян в Бутове вместе с группой священнослужителей, ниже приведено фото из книги. Я нашёл фамилию Филатова Василия Ивановича в одном из бутовских списков, в котором указано почти 1000(!!!) человек монахов, белого духовенства и служителей церкви; В.И Филатов - № 931].


 Цитировать
shurup

21 апр., в 19:07
Всего сообщений: 537
# 110
В 1937 году меня, как ни странно, приняли в институт, потому что в том же году весной на каком-то выступлении Сталин сказал, что дети за родителей не отвечают. Наш курс оказался как раз из той молодежи, которую раньше в институты не принимали. Московский текстильный институт, художественный факультет. Тогда это был единственный художественный институт, кроме архитектурного и будущего Суриковского, который готовил оформителей тканей. Я получил специальность художника-технолога по ткацким изделиям. В институте с первого семестра я был отличником. Отношение и деканата, и преподавателей ко мне было очень хорошее. Они меня даже опекали, зная, что я живу на собственные средства. Сестры вышли замуж, я жил один в той комнате, которая осталась за мной от всего дома. Сталинская стипендия для отличников была утверждена ближе к 1940 году, но мне в ней было отказано».
Автор рассказа, Виктор Васильевич Филатов (1918-2009), как пишет Википедия, художник-реставратор станковой темперной живописи высшей категории (1955). Кандидат искусствоведческих наук, профессор кафедры реставрации и технологии живописи Российской академии живописи, ваяния и зодчества, Заслуженный деятель искусств РФ. Был на фронте, награждён орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны II степени» и медалями.За работу в Комиссии по художественному убранству Храма Христа Спасителя В. В. Филатов награжден орденом Преподобного Сергия Радонежского III степени. Десятилетие преподавания в Богословском Свято-Тихоновском институте отмечено грамотой. Руководство реставрационными работами по живописи исторических зданий Москвы, а также практическое осуществление этих работ было вознаграждено в 1993 г. Дипломом лауреата. Имеет медали в память 800 и 850-летия Москвы.



Занимался проблемами технологии и техники древнерусской живописи, проблемами укрепления монументальной живописи, историей и атрибуцией произведений искусства. Работал в институте «Спецпроектреставрация» объединения «Росреставрация» главным художником.
Являлся членом многих комиссий и учёных советов. Инициатор создания факультета реставрации живописи в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества. Автор учебников, учебных и методических пособий. Параллельно занимался практической реставрационной работой по иконописи и настенной живописи в соборах Москвы, Владимира и Звенигорода. В Троице-Сергиевой лавре вел совместную работу по реставрации иконостаса Андрея Рублева (Троицкий собор) с М. Н. Соколовой (преподобной Юлианией). После смерти преподобной Юлиании взял на себя заботы о руководстве её ученицами, посвятившими себя реставрации.
На протяжении всей жизни занимался акварельной живописью (пейзаж, портрет). Принимал участие в коллективных выставках и организовал одиннадцать персональных — в Москве и Московской области.
 Цитировать
shurup

21 апр., в 19:09
Всего сообщений: 537
# 111
Если перейти к истории нашего района, то есть одна простительная неточность как в воспоминании нашего коллеги RA3BF, так и в книге В.В. Филатова. Она восходит к семейному преданию Филатовых и содержится в двух словах «княгиня Лонгинова». Кто читал в начале моего рассказа о родословной владельцев Александровского, сразу скажет, что не может быть такого словосочетания.
Действительно, у Николая Михайловича Лонгинова не было княжеского титула, у его сына – Михаила Николаевича – тоже. Отец Марии Александровны Лонгиновой (урождённой Крюковой) – Александр Степанович Крюков – тоже не был князем. Княгиней, но не Лонгиновой, а Козловской, стала лишь Александра Михайловна Лонгинова, вышедшая в 1879 году замуж за князя Михаила Ионовича Козловского.
Но нельзя строго судить эти семейные вопоминания: пропасть между крестьянством и высшими слоями тогдашнего общества была огромной и можно предположить, что вряд ли многие члены семьи Филатовых вообще видели в глаза Крюковых - Лонгиновых - Козловских.
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:36
Всего сообщений: 537
# 112
Ещё фрагмент – рассказы Виктора Васильевича Филатова о родной ему (и нам с земляками) Крюковке 20-х – 30-х годов прошлого века из книги «Помню много…».
Напомню: Крюковка – часть Сторожевой улицы, как раз в том месте, где на современной карте стоит надпись «Сторожевая улица». Название «Крюковский тупик» на карте – выдуманное потомками по принципу «слышал звон», это место – не Крюковка, а бывшая Всехсвятская (Александровская) слобода.




Итак, - рассказ В.В. Филатова (мои комментарии – курсивом).
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:40
Всего сообщений: 537
# 113
По ту сторону речки Синички, где располагалась Крюковка, было много родников и ключей.
Над главными из них поднимались пышные вётлы. По низам толстых стволов было много дупел, в которые мы, детвора, любили прятаться. На всю деревенскую улицу был один – общий – колодец, перед самым въездом. Остальные колодцы нахордились внутри дворов: вода была близко от поверхности земли. Водой из внутренних колодцев обычно поили скотину, а огородники мыли овощи перед отправкой гружёных возов на Болото (теперешняя Болотная площадь), для оптовой продажи.
За водой для самовара и приготовления пищи ходили на ключ под старой ветлой, на берегу Синички. Кроме этого, воду в наш дом завозил водовоз.
По левой, если смотреть от кладбища, наиболее застроенной стороне Крюковки, шли, чередуясь, дома разновременной постройки: поменьше и побольше, кирпичные (как правило, в три окна) и деревянные, обшитые тёсом и крашенные в охристо-жёлтый или светло-серый цвет. Некоторые дома – наверное, из-за тесноты улицы не попав в первый ряд – стояли во втором, как бы на задворках.




Надворные постройки домов плотно отгорожены от улицы глухими заборами с воротами и калитками. Только передние окна жилых домов выглядывали на улицу поверх палисадников. На окнах всегда были цветы в горшках. Палисадник с решётчатым штакетником был перед каждым домом. Весной здесь густо цвела сирень, летом – цветы: типичная для палисадников растительность.
Беспорядочность застройки, казавшейся необычной, скорее всего, объяснялась слишком ограниченным пространством между барским парком и многочисленными прудами и прудиками Синички с её холмистыми берегами. Вся эта застройка – поздняя, самого конца XIX – начала ХХ века.
Как раз в это время, по моей версии, стала распадаться усадьба, начали формироваться или, вернее всего, владельцами усадьбы были просто принудительно размечены и названы своими именами окрестные улицы, как я предполагаю, под сдачу в долгосрочную аренду, либо продажу прибывающим застройщикам. Вот так и получилась «наша Манчжурия», как аналог бурно заселявшейся в то время русскими «настоящей», далёкой Манчжурии.
Но, вернёмся к описанию улицы. Она, как сказано, и в моём детстве (В.В. Филатов 1918 года рождения) напоминала деревню, а завершавшие её дома принадлежали Филатовым. Окрестный пейзаж тоже помню: дома стояли за протоком ручья, тёкшего из большого пруда бывшего барского парка к речке Синичке, к Синичкиным прудам. Эти пруды держала когда-то высокая плотина у юго-восточного угла кладбища, где проходит Наличная улица.
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:43
Всего сообщений: 537
# 114
Обратите внимание на изрезанность рельефа вокруг Синички. Сейчас всё сравняли, кроме «ямы» за кинотеатром «Спутник».



Интересно, что один из прудов находился на углу Наличной и теперешней Солдатской улицы.
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:45
Всего сообщений: 537
# 115
Как мне рассказывали, плотина была разрушена в годы революции. Её заменили более низкой, по поверхности которой в мои детские годы шла проезжая дорога (Наличная улица) из Лефортова к нашей Крюковке. Дорога тянулась мимо главных ворот Немецкого кладбища. От большого пруда, где, судя по отметкам на картах Москвы, были прачечные Военного госпиталя (литера «В» на карте; там были ещё и прачечные 1-го Кадетского корпуса, литера «С» на карте) , остался огромный овраг. Как раз по нему протекала наша чистая тогда речка Синичка.
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:49
Всего сообщений: 537
# 116
Прачечные и пруды на карте Хотева 1852 года:



То же место на карте 1924 года:


 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:52
Всего сообщений: 537
# 117
В середине 30-х годов она была на половину глубины засыпана грунтом, вывезенным со строительства московского метрополитена. В трубу речка была заперта уже после 50-х годов, во времена же моего детства Синичка протекала за огородами и периодически прорывалась большой и малыми запрудами – местами наших купаний и полосканий белья хозяйками. А от нашего дома к Синичке бежала, опять же между огородами, дорожка, которая вела «на ключи», снабжавшие нас всех питьевой водой.
В самом начале ХХ века (ошибка: главный вход с часовней построены в 70-х годах XIX века, позднее была построена стена вдоль Лонгиновской улицы при расширении территории кладбища) была сложена кирпичная ограда кладбища и его главные ворота в готическом стиле, с часами и басовитым колоколом, встречавшим каждого покойника, которого везли на погребение. На звон колокола сбегались мы, дети: белые катафалки и лошади под сетчатыми попонами казались нам сказочно красивыми, а процессия сопровождающих – необыкновенно торжественной. В начале 30-х годов соответствующий обряд в описанной форме был отменён, но я хорошо помню одну из последних процессий: хоронили дирижёра Сука.

Вячеслав/Вацлав Иванович Сук, 4 (16) ноября 1861, Кладно, Богемия, Австро-Венгрия — 12 января 1933, Москва

Тогда мы как никогда долго наблюдали за похоронной процессией: видимо, особенно остро чувствуя, как уходит время – уходит вместе с прудами, речкой Синичкой, детством…
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:57
Всего сообщений: 537
# 118
В моём детстве сельцо при имении Лонгиновых называли Александро-Михайловской слободой (неточно: тогда это уже было не сельцо, а несколько улиц и переулков; центральная – Александро-Михайловская улица, на картах она обозначена ещё в 1895 году; возможно, сельцом называли по старой привычке) , позже – улицей. Она упиралась в Камер-Коллежский вал. Кстати, «валом» называли его условно: никакого вала на самом деле не было. Дома, стоящие на другой его стороне в советское время называли Пригородной улицей.
Столичными жителями мы тогда себя, конечно, не чувствовали, хотя «дух столицы» всё время витал где-то рядом. Отец моего деда – Кузьма Филатович Иларионов – на своих дрожках ездил туда чуть ли не ежедневно: он служил в Большом театре по установке декораций (бывает же на свете так: мой родственник примерно в то же время занимался там же и тем же!) , что требовало его постоянного присутствия в Москве. Как крестьянин ближнего Подмосковья оказался работником сцены в центре Москвы, мне так и не удалось узнать.
Мы, мальчишки, бегали на берег Москвы-реки из Лефортова – и на ледоход посмотреть, и просто так. Теперь-то оно кажется далеко, а тогда было – рукой подать! Да и сколько впечатлений по дороге и на ледоходе!

Самым далёким было путешествие на Коровий брод – площадь, где стоял большой светло-жёлтый дом с каланчой над крышей. Каланча была деревянной, крыша – остроконечной и завершалась чем-то вроде креста или коромысла на штыре (это устройство для сигнализации: на шнурах поднимались комбинации шаров, по расположению которых можно было определить, в какой части произошёл пожар). Вспоминаются ещё какие-то завитушки и небольшой колокол. Вокруг этой высокой будки постоянно ходил дежурный пожарный.
Пожарные начала двадцатых годов носили блестящие каски с таким же блестящим гребнем. Сущее загляденье!
По домам мы сидели редко. Основным местом наших игр была, конечно, улица – тихая, немощёная и фактически непроезжая. Как дорогой ей пользовались только свои – жители окружающих домов: для проезда к огородам да прогона стада коров. Никому тут не мешали наши игры, никто не чинил помех нам. Изредка только кто-нибудь проезжал либо к заводу Ситроена («к Сроену», так обычно произносили в наших краях это непонятное слово), либо к нашей фабрике. Последнее, думаю, стало со временем веским предлогом для того, чтобы выделить часть собственной земли под проезжий переулок. Он впоследствии и получил название «Юрьевский».
Что касается улицы, то она продолжала бежать между огородами нашей родни в направлении «Сортировочной», станции железной дороги. Огороды были защищены по краю от прогоняемой здесь утром и вечеров скотины, в основном, коров, зарослями бурьяна и колючей проволокой, натянутой между деревянными столбиками.
 Цитировать
shurup

28 мая, в 11:59
Всего сообщений: 537
# 119
К востоку от Крюковки находился Арсенал, Пороховые погреба.
После прокладки линии Рязанской железной дороги Пороховые погреба оказались отрезанными от Анненгофской рощи и Лефортова.

 Цитировать
shurup

28 мая, в 12:04
Всего сообщений: 537
# 120
Пороховые погреба принадлежали Артиллерийской лаборатории, территория которой находилась у Анненгофской рощи, примерно там, где теперь находится кинотеатр «Факел» и проходят пути Казанской железной дороги.



Надо заметить, что на показанной карте станция «Сортировочная» находится гораздо ближе к Владимирской дороге. Дело в том, что в 20-е годы был построен ныне существующий объезд сортировочной горки для пассажирских поездов и платформа «Сортировочной» оказалась на современном месте, ближе к Крюковке. На карте 1930 года это видно. Карта не совсем точна в районе кладбища, но на ней показаны ещё оставшиеся огороды.


 Цитировать
Текст сообщения:
Captcha